66.01
75.32
20 ноября 2018

«Дело Скрипалей»: почему никто не поверит России

Политика 14.09.2018
«Дело Скрипалей»: почему никто не поверит России
Спустя примерно неделю после того, как Британия обозначила конкретных подозреваемых в деле отравления бывшего офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери Руслан Боширов и Александр Петров появились на публике. Они рассказали о своей поездке, чем для многих породили еще больше вопросов. Надо ли было их показывать и зачем?
Собственно, само 25-минутное интервью можно было свести к одному вопросу: «Являетесь ли вы „агентами ГРУ и не вы ли случайно отравили Скрипалей?“ И получив отрицательный ответ, тут же его и закончить. Что бы ни сказали Петров и Боширов, реакция Лондона была бы однозначной: „русские врут“. А „призывы к русским отчитаться, что произошло в Солсбери“, на которые нынче ссылается британский МИД, и не были рассчитаны изначально ни на какую другую реакцию, в отношении которой Лондон мог бы сказать, что он полностью удовлетворен и инцидент исчерпан.
Не для того это дело об отравлении бывшего „двойного агента“ в свое время начинали. Такую реакцию было нетрудно предвидеть с нашей стороны. Тогда зачем было устраивать это интервью? Чтобы „оправдаться“? „Ответить на обвинения“? Допустим. Но в этом случае „оправдания“ выглядят, на первый (да и на второй тоже) взгляд, довольно странно. Потому что само по себе публичное появление на публике Петрова и Боширова порождает еще больше вопросов, чем дает ответов на уже поставленные.
Перед нами предстали два угрюмых мужчины крепкого телосложения, которые с трудом подбирая слова, говорят, что страшно боятся — за себя и своих близких. Поэтому никого, даже друзей, не называют и, скорее всего, никогда не назовут. Они простые бизнесмены, торгующие БАДами. Где, какими? Где сайт их фирмы? Как это в наше время торговцы обходятся без присутствия в соцсетях? Может, это не БАДы, а наркотики? Может, у них в соборе в Солсбери была „закладка“? Путешествуя, они живут в одном номере, но просят не лезть в их „личную жизнь“. Неизвестно, есть ли у них семьи. Может, они тайно состоят в однополом браке?
Старательно проговаривая подробности про собор в Солсбери и 123-метровый шпиль, посмотреть на который они приезжали аж два дня подряд, прилетев из Москвы на три дня, они „забывают“ о главной достопримечательности собора: там хранится одна из четырех дошедших до нас копий знаменитой Magna Carta, причем та, что сохранилась лучше всех. И именно поэтому Солсбери и его собор включают во многие экскурсионные программы, а не из-за шпиля. Часто в одном пакете со Стоунхеджем, который расположен недалеко. Петров и Боширов ничего не говорят о том, зачем они купили на два обратных рейса подряд, но улетели на первом. Флакон из-под духов „Нина Риччи“ (якобы в нем был „Новичок“) „нормальным мужикам“ ни к чему, да и подозрительно это было бы, на таможне могли заподозрить неладное. То есть оговорка про „подозрительное“ на таможне все же вылезла. Впрочем, любым россиянам не впервой сомневаться на границе „а пропустят ли“, да и давать задорное интервью на весь мир не каждый может.
Многие от одних только этих перечисленных то ли нестыковок, то ли ляпов, возмутятся и скажут, что это „бред“ и „цирк“, — мол, неужели не могли получше „легенду“ подготовить? Да и документов, кроме интервьюера (по ее словам), Петрова и Боширова никто в эфире не видел. Зачем, спросит скептик, весь этот спектакль? А вот не надо торопиться с выводами и обличениями.
Во-первых, беспристрастная истина досужую публику мало интересует. Те, кто изначально верил в британскую версию произошедшего, остались при своем мнении и еще более укрепились в нем. Те, кто изначально не верил, что на государственном уровне в России было принято решение об устранении бывшего „двойного агента“, которого раньше сами же помиловали и выдали на Запад, после интервью еще больше укрепились в своем неверии. Тем более, что по своему уровню „туристы“ как-то не очень тянут на бравых (контр) разведчиков, тем более „офицеров ГРУ“, представления о которых у широкой публики сложилось по многочисленным фильмам на ТВ. Скорее на „быковатых“ „реальных пацанов“ (речь о массовом восприятии, повторим).
В то, что „органы“ так сильно деградировали, что не могут толком соорудить правдоподобную „легенду“, верить не хочется.
Во-вторых, разве в британской версии инцидента в Солсбери нет странных ляпов и несостыковок? Начиная от того, почему на кадрах, где Петров и Боширов запечатлены выходящими из аэропорта Гатвик, хронометраж кадров совпадает с точностью до секунды и кончая таинственной судьбой пропавших из дома Скрипалей домашних животных. Или, например, чем объясняется таинственное умалчивание информации о проводившихся в лаборатории Портон-Даун опытах с тем же самым „Новичком“?
В-третьих, кажущееся некоторым странным интервью двух загадочных „туристов“, на самом деле, вбрасывает в расследование инцидента в Солсбери массу второстепенных дополнительных фактов и подробностей, в которых „генеральная линия“ следствия, основанная на непоколебимой вере в виновности России на государственном уровне, у определенной части публики может быть подвергнута сомнению и в этих самых деталях утоплена, как в болотной вязкой жиже.
И на самом деле, те, кто изначально не хотел верить в версию виновности России как государства, в данном интервью могли почерпнуть для себя дополнительные аргументы своей правоты.
В любом случае, никаких прямых улик против двух российских „туристов“ до сих пор так и нет. Нет же кадров, на которых они запечатлены мажущими „Новичком“ ручку входной двери дома Скрипаля. А сведения о том, что якобы следы этого отравляющего вещества нашли в номере гостиницы, где останавливались Петров и Боширов, исходят от Скотланд-Ярда, который можно, например, обвинить в предвзятости или даже подтасовке доказательств. Смотря в какую версию произошедшего верить.
Кстати, на рассмотрение досужей публики можно вбросить еще некоторое количество самых разнообразных версий произошедшего и затем периодически подбрасывать те или иные новые факты, которые будут ложиться в какую-либо из этих версий. По крайней мере, часть публики, особенно та, которая изначально и не верила в „государственный российский след“ в данном инциденте, с радостью ухватится за такие версии. Например, можно предположить, что путешествие двух странных российских „туристов“ могло быть частью „операции прикрытия“ со стороны британских спецслужб, которые сами же Скрипалей и отравили. Например, они могли заманить Петрова и Боширова, которые, допустим, являются никакими не торговцами БАДами, чтобы устроить там для них „фотосессию“. Наверняка кто-то поверит и в такой сценарий. А для другой части публики вообще сама по себе криминальная составляющая данной истории отходит на второй план по сравнению с тем, что эту криминальную часть британские власти сознательно раздувают до неимоверных размеров с политической целью — „опорочить“ Россию.
Ну а дальше можно еще запустить бюрократическую волокиту под названием „высылайте нам официальный запрос, мы пришлем вам официальный ответ“.
»Да они над нами издеваются», — подумают компетентные органы Великобритании. «А пусть вспомнят, как они над нами издевались», — подумают в ответ компетентные органы России.
Имея в виду лицемерную волокиту со стороны британских властей всякий раз, когда речь заходит о выдаче то чеченских сепаратистов, то каких-нибудь проворовавшихся коррумпированных российских банкиров или чиновников.
И всякий раз почему-то оказывается, что никакие российские доказательства в расчет не принимаются и никого из Лондона в Москву не выдают. Всякий раз речь идет о каких-то «политических беженцах», а предоставленные Москвой улики «недостаточны». Ну а раз там сплошь «политические беженцы» и наши улики не годятся, тогда почему Боширову и Петрову не быть просто туристами, а вы, господа хорошие, «представьте ваши доказательства»? Троллинг? Да, троллинг. Но ничего другого наши «западные партнеры», по мнению многих в России, и не заслужили.
Последние новости