64.49
71.84
24 мая 2019

Чем похожи две непохожие страны в разных частях мира?

Мировые 16.05.2019
Чем похожи две непохожие страны в разных частях мира?
Откровенно затягивая инаугурацию Владимира Зеленского, представители действующей украинской власти создают в Украине ситуацию фактического двоевластия.
На сегодня в стране де факто имеются два главы государства — избранный президент, за которого проголосовали свыше 73% процентов избирателей, и его сверхнепопулярный предшественник, не желающий расставаться с властными полномочиями. При этом на стороне Петра Порошенко находится большая часть депутатов Верховной Рады — потому что они тоже изо всех сил цепляются за свои кресла, опасаясь досрочного роспуска парламента.
На другой части земного шара есть еще одно государство, где сейчас одновременно находятся два президента. Это Боливарианская республика Венесуэла. Сейчас в ней противостоят друг другу законно избранный на выборах Николас Мадуро — политический преемник скончавшегося в 2013 году Уго Чавеса — и самоназначившийся президентом либеральный политик Хуан Гуайдо, которого признает в качестве лидера давно потерявший легитимность парламент, Евросоюз, США, а также их послушные политические сателлиты в Латинской Америке, хронически зависимые от кредитов международных финансовых организаций.
Ситуации очень разные — но в каждом случае они указывают на глубокий внутренний кризис, который переживают сейчас Украина и Венесуэла. Причем одним из его главных политических факторов является вмешательство со стороны американского правительства, которое полностью контролирует после Евромайдана украинскую власть, и совершенно открыто стремиться поставить под свой контроль латиноамериканскую страну с самыми богатыми нефтяными запасами в Западном полушарии.
Однако пресловутый венесуэльский «майдан» до сих пор так и не состоялся. В феврале, когда США объявили Гуайдо законным руководителем Боливарианской республики, и мировые СМИ со дня на день ожидали бегства Мадуро, наше издание выступило наперекор истерической информационной подаче новостного мейнстрима. Мы объясняли, почему Венесуэла — не Украина, предрекая, что попытка политическая переворота наткнется здесь на очень серьёзные трудности, и шансы на его успех совсем не так высоки, как об этом трубили в те дни глобальные и постсоветские медиа.
Какие бы ошибки не совершало правительство Николаса Мадуро, отталкивая от себя многих прежних сторонников, оно все равно располагает поддержкой значительной, и очень активной части венесуэльского общества. Широкие массы населения страны готовы защищать результаты проходивших еще при Чавесе социальных реформ, прекрасно понимая, чем грозит реставрация марионеточного, полностью зависимого от США правительства Гуайдо — который даже не думает скрывать намерения передать венесуэльскую нефть в распоряжение североамериканских компаний.
Как показали многочисленные попытки раскачать ситуацию, за все прошедшие месяцы правую оппозицию поддержало очень небольшое число военных и представители элитных районов Каракаса. А ее главной силовой опорой по-прежнему являются полукриминальные наемники из Колумбии, которых активно задействуют в диверсионных актах и саботаже.
Эта низовая поддержка разительно отличает Мадуро от Виктора Януковича, который всегда был страшно далеким от своего народа, предпочитая ему кампанию сдавших его при первой же возможности олигархов. Кроме того, венесуэльские силовики остались верными власти, а местная Национальная Служба Безопасности эффективно дезинформировала американскую сторону, сымитировав заговор высокопоставленных генералов, которые несколько месяцев обнадеживали Гуайдо, обещая перейти на его сторону. В этих условиях США может рассчитывать только на вооруженную агрессию против Венесуэлы — однако эти планы вызывают массовое неприятие в американском обществе и среди большинства латиноамериканцев. Что превращает возможное вторжение в крайне рискованную авантюру с совершенно неочевидным исходом для администрации Дональда Трампа.
Еще одним фактором, который стабилизирует положение Николаса Мадуро, является внешнеполитическая поддержка со стороны Кубы, Китая и России, не позволяющая обеспечить полную изоляцию чавистов на международной арене. Этот фактор все больше беспокоит Вашингтон, который не может рассчитывать на политический диалог с Гаваной, однако постоянно адресует гневные окрики Москве и Пекину, призывая их отказаться от поддержки Венесуэлы, и угрожая новыми пакетами санкций против компаний и предприятий, работающих сейчас на венесуэльском рынке.
При этом нужно понимать — настойчивость правительства США, которое, несмотря ни на что, добивается смены власти в Венесуэле, обусловлена не только экономическим интересом. Действительно, огромные нефтяные запасы этой страны являются главным призом происходящей вокруг нее борьбы. Однако тяжелая битумная нефть «пояса Ориноко», где сосредоточено большинство перспективных месторождений, все равно потребует значительных инвестиций, и не позволяет рассчитывать на быструю прибыль. Поэтому, в венесуэльском кризисе не менее важен другой, политический фактор. Вмешиваясь в дела других государств на всех континентах планеты, Белый Дом не хочет терпеть независимые правительства на своем «заднем дворе», под которым он понимает Латинскую Америку — еще со времен провозглашения доктрины Монро, объявившей эту часть мира зоной исключительных интересов США.
«Россия, очевидно, пытается ниспровергнуть доктрину Монро, которая на протяжении многих веков декларировала принцип невмешательства посторонних государств в дела западного полушария. Важно не исключать военный вариант действий, потому что это внушит страх Мадуро и его сообщникам. Однако меня беспокоит то, что они не слишком боятся США», — заявил в интервью Fox News главный редактор The Washington Free Beacon Мэтью Континетти.
Многие постсоветские эксперты предрекают в этой ситуации гипотетический «размен» Венесуэлы на Украину — считая, что Вашингтон будет предлагать Кремлю «сдать» Николаса Мадуро в обмен на изменение курса украинской политики, обещая направить ее в русло мирного диалога с Россией. Однако очевидно, что такой размен исключен — чтобы не писали об этом сейчас разнообразные конспирологи.
Стратегическое значение Украины — как фактора постоянного давления на РФ — слишком велико для США, а американские политики в принципе не склонны сейчас к какому-то компромиссу, предпочитая говорить о Венесуэле исключительно языком ультиматумов, подкрепляя их демонстративным бряцанием оружия. И готовы говорить с союзниками Каракаса исключительно об условиях безоговорочной капитуляции законного венесуэльского президента.
А значит, геополитические конкуренты будут и дальше делать ставку на Николаса Мадуро, справедливо считая его занозой в филейной части американской империи. Хотя бы для того, чтобы далекая нефтяная республика не превратилась в очередное подобие колониально зависимой от США Украины.