59.28
69.64
11 декабря 2017

У России закончился резервный фонд

Финансы 08.12.2017
У России закончился резервный фонд
В этом году Резервный фонд закончится, признал министр финансов РФ Антон Силуанов. Впрочем, это было предусмотрено законом о бюджете, напомнил он. Одновременно будет потрачено 662 млрд рублей из Фонда национального благосостояния. На 1 января 2018 года в нем останется 3,7 трлн рублей, или чуть больше 4% ВВП, спрогнозировал глава Минфина.
По словам министра, по состоянию на 1 декабря расходы исполнены на уровне 82% к уточненной росписи. Это выше уровня прошлых лет. Например, в 2016 году данный показатель составлял 79%. При этом в декабре еще предстоит потратить 3,1 трлн рублей, или 18% от плановых назначений.
«Наибольший объем расходов — это расходы по заключенным контрактным обязательствам, это расходы по оплате труда и социальному обеспечению, межбюджетные трансферты, расходы по обслуживанию долга», — уточнил Силуанов.
Чуда не произошло
Заявление Силуанова никак нельзя назвать неожиданным. О том, что при исполнении бюджета 2017 года деньги Резервного фонда будут потрачены полностью, и придется запустить руку в ФНБ, министр предупредил в мае. Независимые эксперты прогнозировали такой исход еще раньше. Это было понятно, как минимум, уже в начале текущего года, когда планировались его расходы, отмечает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.
«Государство забирает деньги для разных проектов, в том числе, затыкаются какие-то дыры в бюджете. Но главная дыра — пенсионная система. И что с ней делать, никто не знает. У нас население-то стареет, а дефицит ПФР все растет и растет», — говорит он.
В будущем году государственная «кубышка» у России останется только одна: в июле 2017 года был принят законопроект об объединении Резервного фонда и ФНБ. Их слияние должно завершиться не позднее 1 февраля 2018 года. Это облегчит Минфину доступ к суверенным резервам и управление ими.
Недолго музыка играла
Срок жизни Резервного фонда оказался недолгим — он не дотянул даже до десятилетнего юбилея. Изначально созданный для консолидации излишков нефтегазовых доходов Стабилизационный фонд разделили на две части в 2008 году. Резервный фонд был призван покрывать дефицита бюджета при резком снижении доходов, Фонд национального благосостояния — повышать устойчивость пенсионной системы.
По сути, для российской экономики особой разницы в количестве фондов нет — от перекладывания средств туда-сюда их размер не изменится. Правда, некоторое разделение резервов позволяет лучше понимать, что происходит с деньгами, считает руководитель экономико-правовой школы консалтинговой компании ФБК Сергей Пятенко. Когда для каждого фонда есть своя процедура расходования средств, обществу легче контролировать этот процесс, поясняет он.
Резервным фондом правительство может распоряжаться почти свободно по своему усмотрению; доступ к ФНБ сложнее. Но это не помешало использовать его для финансирования долгосрочных инфраструктурных проектов и борьбы с кризисом.
Скорее всего, слияние было задумано для того, чтобы снизить внимание к обнулению правительственного фонда и показать, что финансовая подушка безопасности у государства все-таки еще есть. Но, как не крути, она все равно тает буквально на глазах.
«Суть в том, что суверенный фонд скоро исчезнет, и мы не успели, как другие страны, типа Норвегии, накопить его до того уровня, чтобы и вопросы с дефицитом Пенсионного фонда решить, и другие задачи», — сетует завкафедрой экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алла Дворецкая.
Скромный выбор
В следующем году правительство продолжит изымать деньги из уже объединенного фонда, поддерживает коллегу Вязовский, напоминая, что очень многое будет зависеть от цен на нефть. Если они будут высокими и растущими, резервы будут тратиться медленнее. Если котировки черного золота упадут, или против России будут введены новые санкции и начнется резкий отток капитала, иностранцы побегут из ОФЗ, которые им запретят покупать, расходы возрастут. В целом это упадническая стратегия, считает аналитик.
«Пока мы не видим, за счет чего наши резервы будут расти. Экономика у нас в этом году как бы росла, но не теми темпами, которые ожидались — меньше 2%, тогда как мир растет в среднем на 3%. И что будет делать правительство, когда деньги совсем закончатся, все будет потрачено? — риторически вопрошает он. — Дефицит бюджета остается, дефицит пенсионной системы продолжает расти, лоббисты различных структур, в первую очередь, РЖД и т. д. претендуют на эти резервные деньги под различные свои проекты, связанные с всякими инфраструктурными вещами — крупные высокоскоростные железные дороги, мосты и т. д. Либо нужно перекрывать кран всему вот этому, давать по рукам лоббистам и говорить: все, денег нет, хорошего вам настроения. Либо включать печатный станок».
Но печатный станок в России, на самом деле, и так уже включен. За счет денежной эмиссии ЦБ обеспечивает выплаты пенсий. Поэтому тут возможности для маневра невелики. Если запустить его на полную мощность, начнет расти инфляция. А в ситуации либерального валютного законодательства эта эмиссия превращается в доллары и выводится за рубеж.
Жить по средствам
У российского правительства нет механизмов, позволяющих направить эти деньги в какие-то инфраструктурные проекты так, чтобы они работали. Пока что эффективность подобных мероприятий крайне низкая.
«Если мы посмотрим вложения в какой-нибудь „Роснано“ и т. д., это же просто «черные дыры»: деньги закачали, прибыли нет, куча убыточных проектов» — рассуждает Вязовский. Он признается, что никогда не был сторонником «кудриномики» — сидеть на деньгах. Всегда думал, что надо давать промышленности свободную ликвидность. Но сейчас, чем больше ставит себя на место министра финансов, тем больше понимает логику Кудрина.
«Когда смотришь на все уже выданное, из того же, кстати Резервного фонда — оно же не возвращается ничего, — горячится эксперт. — Приходится постоянно докапитализировать и ВЭБ, и Россельхозбанк. Нет у нас ни одного проекта, который не требовал бы докапитализации. Сколько в РЖД вкладывается, все время проводится какие-то допэмиссии правительства в пользу всего этого. Вот единственный вариант — никому ничего не давать, сидеть на деньгах».
Если же государство и дальше продолжит кормить «черные дыры» накопленными средствами и одновременно будет пытаться удержать инфляцию в заданных ЦБ рамках, резервов, как бы они к тому моменту не назывались, хватит еще максимум на год-два, предупреждает аналитик. Потом, скорее всего, придется проводить секвестр бюджета, как это уже делалось в острой фазе текущего кризиса.
«Жить по средствам, к сожалению, все равно придется рано или поздно, — напоминает Вязовский. — А то, что мы по итогам этого года показываем рост ВВП на 1,7%, так у нас в прошлом — позапрошлом году сильное падение было. Чуть-чуть оживились цены на нефть, вот уже мы от низкой базы оттолкнулись. Но это не значит, что у нас все хорошо».