58.84
69.3
13 декабря 2017

Половина банков в России должна уйти с рынка

Бизнес 09.10.2017
Половина банков в России должна уйти с рынка
Более трех сотен токсичных банков уже выгнаны с рынка Центробанком России, десятки — спасены, в том числе два банка из топ-10. Однако банковская система, как оказывается, все еще нездорова. Регулятору придется вдвое урезать количество финорганизаций в ближайшие четыре года, считает Fitch Ratings. Что же происходит с отраслью и куда она придет?
Число банков в России может сократиться в два раза за четыре года на фоне «чисток» в секторе и возросшей конкуренции, считает рейтинговое агентство Fitch Ratings. «Хотя мы и ожидаем, что число банков может сократиться до 300 с порядка 600, мы полагаем, что около 50 банков будет достаточно для обслуживания российской экономики», — пишет Fitch. Fitch ожидает, что ЦБ выявит больше проблемных банков, которые будут ликвидированы или подвергнутся финансовому оздоровлению. При этом, внимание регулятора больше обращено не на крупные, а на небольшие частные банки. Хотя полного их ухода ЦБ не хочет, поэтому вводит базовую лицензию для банков с капиталом меньше 1 млрд рублей. Сложно представить, но с 2013 по 1 сентября 2017 года в России уже были отозваны лицензии у 346 банков. В начале 2008 году в России вообще было более 1100 банков, а на 1 сентября 2017 года осталось всего 532. Банковская система России нуждается в дальнейшей чистке, в один голос уверяют эксперты. И прогнозы по выводу с рынка еще 300 банков кажутся вполне логичными. «В свое время банковская система была запущена, на многие действия банков закрывались глаза, но когда в стране случилась кризисная ситуация, банки оказались слабым звеном, оказались не готовы к стресс-тестам и более жестким нормативам. Кроме того, многие банки просто работали и работают недобросовестно, действительно берут на себя высокие риски и способствуют отмыванию денежных средств», — говорит замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.
«В России учреждений, занимающихся реальной банковской деятельностью, не более 300-400 штук, остальные «банки» выполняют роль кассово-расчетных центров для определенных компаний или же это полностью криминальная история.
Именно поэтому оценки Fitch полностью соответствуют российским реалиям. Учитывая постоянно вскрывающиеся финансовые дыры в банках, можно прийти к мнению, что финансовая система России далека от здорового состояния и чистка банковского сектора продолжится по крайней мере еще весь 2018 год», — согласен ведущий аналитик Amarkets Артем Деев. Плохо это или хорошо?
Если бы Центробанк не начал своевременно отзывать лицензии, расчищать рынок от токсичных банков, то допустил бы коллапс банковской системы, жертвами которого стали бы миллионы вкладчиков. Вместо этого была разработана система страхования вкладов сначала на 700 тыс., а потом на 1,4 млн рублей. И регулятор, не дожидаясь краха того или иного банка, убирал его с рынка сам с куда меньшими потрясениями для рынка. Fitch считает, что России вполне достаточно было бы, если бы осталось вообще всего 50 банков. Пусть останется даже 10 банков, главное, надежных, которые ЦБ сможет контролировать и ручаться за них, чтобы компании и население могли спокойно доверять свои деньги этим организациям, считает Кокорева.
«Конечно, плохо, как выбора нет, но речь ведь не идет о том, чтобы оставить один или два банка, а речь о том, чтобы выгнать с рынка недобросовествных игроков», — добавляет эксперт. Смысл еще и в том, что чем меньше становится банков, тем лучше будут чувствовать себя оставшиеся. Ведь они получает себе в копилку освободившихся клиентов и вкладчиков от выбывших из игры. Например, в 2008 году совокупная прибыль банков в России составляла 406 млрд рублей, в прошлом году она уже вдвое больше — 790 млрд рублей. При этом, число игроков уменьшилось в два раза. При этом, все больше доминируют на рынке госбанки, на которые приходится уже более 70% рынка. Почему же до сих пор требуется чистка банковского сектора регулятор, а главное продолжаются банкротства реально крупных игроков рынка?
В этом году начались серьезные проблемы в частных банках из топ-10 — ФК «Открытие» и «Бинбанке», которых ради сохранения рынка от коллапса и паники, регулятор решил спасти. Многие экономисты сразу заговорили о том, что проблемы в этих банках сразу вскрыли банковский кризис в нашей стране. Хотя эксперты Fitch считают, что ситуация с «ФК Открытие» и Бинбанком не является признаком системного кризиса, так как их доля на рынке составляла всего 5%. И в целом система оздоровления банков через Фонд консолидации банковского сектора, введенная ЦБ, более эффективна, чем предыдущая, отмечают в агентстве. Однако многие все же не согласны с такой оценкой. «На наш взгляд, когда регулятору приходится начинать спасать системно-значимые финансовые учреждения, это ни что иное как полноценный банковский кризис», — говорит Артем Деев.
«Главным признаком является то, что регулятор берет под контроль по-настоящему крупных игроков, и стабилизация фактически происходит за счет эмиссии. Кроме того, как мы видим, уже даже на самом высоком уровне есть настороженность относительно размера дыр, которые вскрываются в балансах», — добавляет он. Директор центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев в своей колонке на РБК также говорит о банковском кризисе, который, по его мнению, длится уже несколько лет, и ушедшие с рынка сотни банков являются жертвами этого кризиса. Собственно, продолжение масштабной чистки банковского сектора является лишь подтверждением наличия кризиса в отрасли.
Бывший министр финансов Алексей Кудрин заговорил сложностях в российской финансовой системе еще когда «выстрели» проблемы крупного банка «Югры», которому дали умереть. Этот локальный кризис давал ему повод опасаться новой волны массового закрытия банков. Что же происходит с банками, которые вроде в совокупности показывают прибыль? Основной причиной можно назвать геополитический и экономический кризис в России, начавшийся в 2014-м году, в сочетании с ужесточением требований ЦБ РФ к размеру собственного капитала банков. После резкого роста ключевой ставки ЦБ и девальвации рубля кредитование пришло в ступор. Выживший бизнес заморозил все свои планы на развитие, новых кредитов не брал, население в целом проснулось и как минимум перестало набирать новые кредиты на все, что глазу нравится.
С другой стороны, были те, кому не повезло больше — их бизнес закрывался или уволили с работы. В кризис доля таких неожиданных ненадежных заемщиков выросла, и банки не получали положенную мзду за выданные ранее им кредиты. Государственные долговые бумаги тоже стали приносить банкам меньше. Кроме того, даже для не попавших в санкционный список банков кредитование на Западе стало большой проблемой, а текущие долги в валюте стало обслуживать дороже, как и всем, из-за девальвации рубля.
Многие организации стали в кризис предлагать нерыночные продукты, например, привлекать более высокими ставками по вкладам. Другие — стали прокладками для обналичивания и отмывания денег, и вывода их за границу. Каждый выживал как мог и силу своих принципов. Третьи, как, например, «Открытие» стал неумеренно раздувать активы, один из одним поглощая мелких конкурентов в погоне за лидерство на рынке. Или как «Бинбанк» решил укрупниться за счет санации павших конкурентов. Но руководство ошиблось, не рассчитало силы и чуть было не потопило весь российский банковский рынок, который сразу же бы перекинулся бы на всю российскую экономику, которая только-только распробовала вкус макроэкономической стабильности и даже роста. Поэтому никто не даст гарантий, что новый банк не рухнет с новой силой до того, как ЦБ решит его утопить или, наоборот, кинуть спасательный круг.
«Возможно, банкротства еще будут, мы этого не знаем», — говорит Кокорева. При этом, эксперт согласна с Fitch. «Пока банковского кризиса еще нет: система функционирует, регулятор своевременно реагирует и устраняет нарушителей. Кризис начнется тогда, когда ситуация выйдет из-под контроля регулятора», — резюмирует эксперт.